Сегодня - Суббота 6 марта
Доллар США: 74.43 ₽ Евро: 88.93
Главная / Важно / Главный эпидемиолог Екатеринбурга Александр Харитонов: «Только вакцинация позволит создать барьер для коронавируса. Не нужно бояться вакцины»

Главный эпидемиолог Екатеринбурга Александр Харитонов: «Только вакцинация позволит создать барьер для коронавируса. Не нужно бояться вакцины»


 

В Свердловской области продолжается кампания по вакцинации от COVID-19. В регион поступили партии препарата, разработанного двумя российскими научными центрами – центром имени Н.Ф. Гамалеи и НЦ «Вектор». О том, почему важна массовая вакцинация и когда можно будет отказаться от ограничительных мер – в интервью главного эпидемиолога Екатеринбурга Александра Харитонова.

 

Александр Николаевич, станет ли, на ваш взгляд, стартовавшая в стране массовая вакцинация определяющим фактором, который позволит взять эпидситуацию по коронавирусу под контроль? Каким должен быть процент привитых для того, чтобы победить COVID-19?

– Естественно, вакцинация против коронавируса остановит эту инфекцию. Мы должны вакцинировать минимум 60 % жителей региона. Это будет тот барьер для коронавируса, который он не сможет преодолеть. Чем больше привитых, тем будет меньше возможностей для распространения инфекции.

Вакцинация работает так же, как и соблюдение мер безопасности – в комплексе даёт свой результат. Чем больше людей будет вакцинировано, тем скорее мы сможем свободно ходить без масок, собираться на концертах, посещать кинотеатры, больше общаться. Это как раз та защита, которая позволит снять существующее напряжение.

Пример – та же заболеваемость гриппом. Когда мы прививали до 10 % людей, каждый год приходилось закрывать школы на карантин, объявлять эпидемию и проводить мероприятия по разобщению людей, чтобы снизить заболеваемость. Но, уже три последних года мы достигаем рубежа в 60 % и не объявляем эпидемию по гриппу, обходимся точечными ограничениями, не массовыми и суровыми. Так же будет и с коронавирусом.

COVID-19 – не первая болезнь, которая несёт угрозу планетарного масштаба. Есть ли в истории примеры, когда с опасной болезнью удавалось справиться при помощи вакцины?

– Пожалуйста, свежий пример – период 2009-2010 годов, когда была эпидемия нового штамма гриппа – А(H1N1) или, как говорят в народе, «свиного гриппа». Замечу, что тогда – в сентябре-октябре 2009 года – во время вакцинации против сезонного гриппа нового штамма в вакцине не было, его ввели только в марте. Но благодаря даже этой вакцине, те, кто привился, если и заболевали, то не умирали. Умирали люди из числа тех, у кого не было прививки. Когда появилась вакцина с новым штаммом в составе, мы провели вакцинацию групп риска – пусть и в небольшом количестве – медицинских работников, работников образования, торговли. Мы остановили заболеваемость и заставили этот вирус гриппа снизить темпы распространения. В следующем сезоне уже появилась новая вакцина с этим штаммом. Но мы его не ликвидировали до сих пор, а научились с ним жить и сотрудничать, мы с ним «подружились».

Получается, главная задача не побороть вирус, а научиться с ним жить?

– Да, конечно. Вообще вирусы надо уважать. Нужно понимать, что это живое существо, которое делает всё, чтобы жить и размножаться, всячески приспосабливается к среде. Поэтому я и говорю о том, что вакцинация – это единственный барьер, который не даёт вирусу распространяться. Вирус всегда ищет слабое место, куда можно попасть и показать свою силу. Это законы природы, от которых никуда не деться.

С одной стороны, вакцинация – дело для людей привычное. С другой, отечественная вакцина против коронавируса была разработана в сжатые сроки. Отсюда недоверие у части жителей, много мифов, в том числе о том, что вакцина недостаточно проверена. Верное ли это утверждение?

– Неверное. Начнём с того, что технологии, по которой создаются вакцины, не новы. Институты (прим. – центр имени Н.Ф. Гамалеи, НЦ «Вектор») долгие годы работали над технологиями, которые касаются не только коронавируса, но и других инфекционных заболеваний. Эти технологии проверены, на их основе уже создавались вакцины. Например, вакцина против Эболы, которой до сих пор пользуются африканские страны – там, где есть угроза заболевания лихорадкой. Поэтому здесь нет ничего нового.

Всех смущает, что так быстро. Кто-то говорит, мол, вакцины по 10 лет регистрируют. Но за 10 лет и инфекция поменяется. Такой срок совершенно неприемлем. Задача иммунологии как раз в том, чтобы быстро и адекватно отвечать на вызов инфекции. Вакцина против вируса не должна отставать от развития самого вируса. На минуточку, идет пандемия. Во всём мире, по всем нормативным документам и протоколам условия пандемии позволяют идти более коротким путем при регистрации вакцины. И слава богу, что наши руководители дали возможность этим оперативным путем идти. Важно понимать, что здесь короткий срок не сказался на качестве вакцины. Все необходимые испытания были проведены. Мы сегодня чётко понимаем, что вакцина работает. Я сам привился и уверен, что защищён, имею определённый уровень антител. Кроме того, профессионально наблюдая за группой привитых, мы фиксируем, что у 95 % из них уже после первой прививки началась выработка антител.

А можно ли вообще говорить о каких-то конкретных сроках разработки применительно к вакцинам в целом, например, в условиях, когда мы не имеем дело с пандемией?

– Нельзя сказать: «Здесь нужно два года» или «Здесь нужно три». Это зависит от того, какая технология применяется. Понятно, что есть определённые технологические цепочки, которые никак не сократишь. И в случае с разработкой вакцины против коронавируса это всё было соблюдено. Но, если мы говорим о процессе создания и регистрации вакцины, то это не только научные испытания, но и большой пласт административной работы. С новой вакциной институтам-разработчикам помогло то, что на организационном уровне всё было проведено максимально быстро. Короткий срок, который некоторых людей смущает, мы получили благодаря чёткой организации процесса. В производстве вакцины были заинтересованы все. А это очень многое значит. Понимаете – это не учёные торопились, это торопились организаторы системы здравоохранения, создавая для работы учёных все условия. Точно также, как в «ковидных» госпиталях медработники трудились в жёстких условиях, работают и учёные, перед которыми стояла важнейшая задача. Никто не уходил в отпуск, не думал о праздниках – люди безотрывно работали. Вот это и позволило сократить время.

Когда речь о вакцинации заходит – от самых разных болезней – многие люди предпочитают российским импортные вакцины, считая их более качественными. Обоснован ли сегодня такой подход или он устарел?

– Конечно, устарел. Время, когда импортное во многих случаях было однозначно лучше, уже прошло. Сегодня отечественные разработчики и производители вакцин порой стоят даже на ступень выше зарубежных коллег. Россия научилась производить вакцины. И есть масса примеров, когда отечественные вакцины ничем не уступают импортным. Тот же грипп: раньше, действительно, многие отдавали приоритет импортным препаратам, но сейчас – уже нет.

«Спутник V» уже всем более или менее известен. Кто-то сам успел сделать прививку, у кого-то привились знакомые, у которых можно навести справки о вакцине. А что можно сказать об «ЭпиВакКороне», которая только-только появляется в свободном обороте, какую вакцину выбрать? Чем руководствоваться?

– В вакцине «ЭпиВакКорона» центр «Вектор» антиген синтезировал химическим путём. Вакцина «Спутник V» центра имени Гамалеи создана биотехнологическим путём. Она более живая, если говорить простым языком. Во всяком случае, более приближена к живой. Обе состоят из двух компонентов. И, прежде всего, отличаются условиями хранения. Несмотря на то, что для «Спутника V» уже тоже появился более щадящий температурный режим, мы всё ещё получаем эту вакцину в замороженном виде. Поэтому выбор тут, по сути, обусловлен только этим. «ЭпиВакКорона» позволяет расширить саму кампанию по вакцинации: мы можем доставлять препарат в отдалённые территории, на предприятия, прививать тех, кто по разным причинам не может прийти в поликлинику, и так далее.

Насколько обе эффективны?

– Должен пройти определённый период, чтобы делать выводы. Центр имени Гамалеи говорит о 95 % эффективности. Если судить по группе, в которой я участвую и которую я наблюдаю в научной работе, у нас стопроцентная эффективность. По «ЭпиВакКороне» тоже эффективность заявлена близкая к 100 %. При том, что люди разных возрастов, у всех разное состояние организма. Мне вот самому – 69 лет.

Но в любом случае всё зависит от организма человека. И говорить сегодня, что какой-то вакциной прививаться лучше – совершенно неправильно. Что точно нужно сказать – не надо ждать, когда придёт что-то, якобы, лучшее.

У многих сделавших прививку наблюдается повышение температуры, лёгкая лихорадка. Так и должно быть? Или это повод для тревоги? Можно ли заболеть коронавирусом из-за вакцины?

– Краткосрочная лихорадка после прививки – нормальная реакция организма на введение вакцины, это не заболевание. Кратковременное повышение температуры, слабость, общее недомогание бывает у кого-то после первого компонента, у кого-то – после второго. Это совершенно нормально. Как правило в течение суток все проходит. Кроме того, может быть местная реакция на введение компонента – болевые ощущения или покраснение в месте укола. Главное – себя мобилизовать и не паниковать.

Как вакцина реагирует на мутацию вируса? Много в последнее время говорили о «британском штамме». Наша вакцина защитит от него?

– Самое главное, что мы прививаемся от коронавируса. А британский или немецкий, сибирский или уральский – вирусы всегда мутируют. И этот британский вариант – это же не новый штамм, просто шип у него изменился. Говорить сегодня о том, что он более заразный или тяжёлый, нельзя. Всё субъективно.

Вакцинация в любом случае даст свой эффект. У нас будет основа – антитела, которые «увидят» коронавирус, когда он попадёт в организм. А значит, иммунная система начнет ему противостоять. Дальше уже всё зависит от возможностей организма, насколько он способен справиться с проблемой.

А через год вакцина не потеряет свою эффективность? Нужна будет новая с другим составом?

– Пока периодичность вакцинации не установлена. Каждый год или раз в три года – это будет зависеть от того, как поведёт себя иммунитет. Это скажут учёные и Роспотребнадзор, когда изучат постпрививочный иммунитет. Пока разработчики «Спутника V» говорят о двух годах. Как будет по факту, увидим. Думаю, пережив такую пандемию, все государства введут эту вакцинацию в национальные календари.

Есть ли противопоказания к вакцинации?

– Это возраст до 18 лет, обострение хронических заболеваний, аутоиммунные заболевания, злокачественные образования, для женщин – беременность или период грудного вскармливания.

Общим правилом является то, что перед вакцинацией две недели у человека не должно быть контакта с больными, не должно быть симптомов ОРВИ, температуры.

При этом хроникам – по группам сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета и другим – делать прививку рекомендуется. При условии, что нет обострения болезни.

Но в любом случае, всё – по согласованию с лечащим врачом.

Тем, кто переболел и имеет антитела, нужна дополнительная защита в виде прививки?

– В этом нет необходимости. В любом случае, человек, который переболел, сохраняет «память» о перенесённой болезни.

А хуже от прививки в этом случае не станет?

– Может быть такая ситуация, при которой человек, скажем, не знает, что он переболел. Но если он сделает прививку, страшного ничего не будет, это своего рода укрепление иммунитета. Просто злоупотреблять этим не надо: не нужно заставлять свою иммунную систему лишний раз не по делу работать.

Достаточно активно обсуждалась тема употребления алкоголя – есть ли всё-таки ограничения с точки зрения временного периода, в который необходимо отказаться от спиртного?

– Речь идёт не о злоупотреблении, что в принципе снижает иммунитет, а об ограниченном употреблении: три дня до и три дня после вы должны вести здоровый образ жизни. Это значит – полноценное питание, здоровый сон, свежий воздух, отсутствие алкоголя и курения. Это поможет максимально спокойно перенести вакцинацию. Перед прививкой можно заниматься спортом, но три дня после прививки лучше воздерживаться от физических нагрузок.

Нужно ли человеку, который привился, продолжать следовать правилам профилактики – носить маску, руки мыть постоянно, помнить о необходимости социального дистанцирования?

– Пока у нас не будет вакцинировано 60 % жителей, мы будем вынуждены ходить в масках и не сможем отказаться от ограничений, независимо от того, привит ты или нет. Мы должны это понимать.

 

Источник: све.рф

 


 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: