Сегодня - Понедельник 22 июля
Доллар США: 87.78 ₽ Евро: 95.76
Главная / Новости / В каждом возрасте есть неповторимая прелесть

В каждом возрасте есть неповторимая прелесть

8 июня 2024 в 07:28
Категории: Новости

 

Александре Гавриловне Селюниной, бывшей медсестре реанимационно-анестезиологического отделения (РАО), 87 лет. Человек-эпоха! Слушая ее неторопливый рассказ, сравнивая невольно то, как жила страна в давние годы, с тем, как живем мы, удивляешься: надо же, как было…

«Военное» детство

Родилась Саша в Кировской области в 1937 году. Деревня была большой, детей много, в каждом дворе по несколько человек. Работали все, едва войдя в силу, наравне со взрослыми. Скотинку выпасали, на покос ездили. Бабы жнут – дети снопы таскают. Мужики косят – дети траву шевелят, чтобы шибче просыхала под горячим солнцем.
А как высохнет трава – ее накидают на волокуши с запряженной лошаденкой да сверху посадят «пятилетку» с уздечкой в руках. Привезли – там взрослые уже в скирды сено перекидывают.
Зимой бабы соберутся у кого-нибудь в избе да лапти плетут – у деревенских еще долго эта обувь была в ходу. А детей приспосабливали из лыка вить веревки для этих самых лаптей.
Войну мы относительно неплохо пережили, голода не помню, – рассказывает Александра Гавриловна. – Лес рядом был, а там ягоды, грибы. Травы и коренья разные в еду использовали, и колоски на колхозном поле дети собирали. Огород опять же. Отец на фронте, мама много работала. Уходит рано утром, дает нам задание: вот бак картошки, начистить и натереть, буду крахмал делать. Мы с сестрой чистим и трем. Мама сделает крахмала да сварит на нем нам молочный кисель. Корова была своя, огромная такая, рыжая, молока много давала. Жирное молоко было, а вкусное! Мама из него масло на налог сбивала.
Слово «налог» Александра с детства ярко запомнила. Хоть корова и была, масло они не ели, не оставалось. Мать снимала жирные сливки, собирала в горшок. И снова, уходя на работу, велела Саше с сестрой весь день их помешивать. А вечером ставила горшок в печь и вытапливала масло, отделяла его и припрятывала к приезду сборщиков.
Те приезжали несколько раз в год: зимой – на санях, летом – в большой повозке. Здоровые такие, раскормленные мужики в диковинных тулупах. Один обходил дворы, собирал, значит, а двое сторожили собранное.
Детям от масла оставалась сливочная патока. Если помакать в него хлебушком, было тоже очень вкусно.

Вместо школы – в няньки

Закончилась война, Саша пошла в первый класс. Тут как раз с войны отец пришел. Живой, но правая рука перебита, не действовала. Справил дочери первые в ее жизни валеночки: до этого она либо босиком, либо в лаптях, как и все деревенские.
Валеночки эти Саша очень берегла, носила только в школе. Когда уходила домой, там их и оставляла. Школа была далеко, четыре километра от дома по бездорожью, ходили по-прежнему в лаптях. Когда случалось, что речка разливалась или начинались сильные снегопады, детишки по нескольку дней оставались прямо в школе, спали на партах. Сторож печь истопит, тепло – и то хорошо!
А в шестом классе случилась беда: у Саши заболели глаза. Учиться толком она не могла, потому за неуспеваемость оставили девочку на второй год. За лето состояние глаз улучшилось, но на следующий год в школу она не пошла – боялась, что засмеют. Так и сидела дома.
К их квартиранту приехал брат с Урала и, заприметив девочку, поинтересовался у родителей, а чего это она, мол, у вас дома сидит, не учится. Те объяснили, так, мол, и так, глазами слаба, в школу идти не хочет, а куда ее?
Так пусть приезжает к нам в Серов.Мы ее в училище определим, профессию получит, – предложил тот и вскоре уехал.
Семья, подумав, собрала юную Сашу в дорогу и отправила по указанному на бумажке адресу.
Я-то думала: приеду, а у них хоромы, раз так легко позвали меня. А оказалось, что они сами комнату снимают. И тут я – как снег на голову!
Ну, что делать, раз приехала, оставили. Начали водить по серовским училищам – а нигде ее не берут! Для поступления в училище требуется семь классов, а у Саши только шесть.
«Что же с тобой делать?» – вслух размышляла семья. И определила ее в няньки к знакомым, с проживанием. У тех был малыш, тоже Саша, оба родителя работали, раньше же рано женщины выходили из декрета.
Саша взялась ухаживать за младенцем, заодно и по хозяйству крутилась. На тот момент ей уже исполнилось семнадцать.

Поворот судьбы

Однажды хозяйка ей и говорит: «А пойдем-ка, милая, я тебя в хирургию устрою санитарочкой. Посуду мыть и печь топить ты умеешь, справишься».
В 1955 году хирургическое отделение в Серове находилось в больничном городке. В том месте, где сейчас гаражи, располагался огромный хоздвор: там хранили дрова и уголь для печей, содержались лошади – основной транспорт того времени.
Санитарки умели всё: и за больными ходить, и печь истопить, и воды нагреть, и простерилизовать, и хирургический стол подготовить, и при необходимости быть у врача на подхвате.
Это сейчас всё одноразовое. А раньше как было? Перед операцией на печи греешь воду, чтобы хирург мог помыться. Помогаешь ему надеть халат, завязать всё. А после операции не только блок моешь, но и стираешь весь хирургический материал, гору окровавленных пеленок, медицинских шариков, бинтов. Замачиваешь несколько раз, сливаешь с них кровь, потом стираешь и кипятишь. А как высохнет, всё нужно горячим тяжелым утюгом прогладить да обратно сложить-скрутить и отдать в перевязочную. Операционного материала было мало, очень берегли его.
В 1958 году в Серов приехал новый доктор, хирург Зобнин. Именно он организовал в нашем городе круглосуточную работу хирургии. До него было заведено, что в экстренных случаях ночью за врачами и медсестрами посылалась машина. Терялось драгоценное время, не всех удавалось спасти. Александру перевели к нему санитаркой в операционное отделение, где она и проработала до 1963 года.
В 1959 году старшая операционная сестра отделения Анна Емельяновна Тихонова, присев отдохнуть и посмотрев пристально на девушку, спросила вдруг: «Саша, а ты чего на медсестру не учишься? Сколько можно в санитарках ходить? Ты девка умная, всё умеешь, давно бы уже медсестричкой была». Саша рассказала, как они мыкались по училищам и нигде ее не брали. «Так делов-то, надо в ШРМ идти, заканчивать седьмой класс и следом – в медицинское», – ответила та. Странно, что до этого момента никто не мог Александре подсказать, что вожделенный аттестат можно получить там.
Девушка сразу поступила учиться, сдала экзамены за семилетку, следом выдержала экзамены в медицинский. К тому времени ей как сотруднику больницы дали комнату в доме № 5 в Больничном городке. Вскоре она вышла замуж, родила дочь. Убегая на занятия, оставляла малышку с соседками – коллег-пенсионерок рядом много проживало. И те старались помочь молодой маме. В ночь уходила на работу, с дочкой оставался муж, работавший с утра. И так три года: днем – учеба, ночью – работа. Никто не отменял и домашние заботы: печь истопить, руками постирать да наготовить, и чтобы чисто в доме было, и перед соседями неудобно не было.

Новые должности – новые заботы

В 1963 году меня назначили постовой медсестрой хирургического отделения. Спустя три года – медсестрой реанимационно-анестезиологического. Тогда реанимация была – всего две койки. Потом ее расширили до четырех, затем – до шести коек. Вскоре построили полноценное отделение и роддом. И в 1970 году, едва второй дочери дали место в ясельки, вышла я на работу в должности старшей медсестры в РАО, где и отработала вплоть до 1995 года, до самого выхода на пенсию. Будучи на пенсии, еще девять лет трудилась дежурной медсестрой.
Работали на износ: потаскай-ка те же кислородные баллоны на себе! В реанимации дорога каждая секунда, не успеешь – не спасешь человека. Всё время в движении. Смену отработаешь, идешь в составе сандружины патрулировать улицы на предмет соблюдения правил противопожарной безопасности как сотрудник Красного креста, – Александра Гавриловна показывает медаль Соловьёва – высший нагрудный знак Всероссийского общества Красного Креста.

Жить-то успевали?

А ведь успевали! И работали, и в семье уют создавали, и от общественной жизни не отрекались. То в Больничном городке цветы садят, то в КВН участвуют, то к какому-то празднику готовятся…Участвовали в конкурсах, еще и между отделениями соревновались, кто лучше да веселее выступит – реанимационное отделение всегда призовые места собирало.
Работала я тогда с хирургами Геннадием Георгиевичем Доржиновым и Александром Николаевичем Куприяновым. Они очень жалели нас, медсестер, видели, как мы работаем. Старались как-то шуткой ли, словом ли поддержать. Добрые воспоминания остались, – рассказывает Александра Гавриловна, показывая фотографии.
Вот они на субботнике – молодые, веселые. Вот КВН. А здесь, наверняка, частушки поют!
От тех лет, наполненных до краев жизнью и движением, остались только черно-белые фотографии, государственные награды. И привычка жить быстро.
Александра Гавриловна всё так же постоянно в движении и заботах. К дочери – та тоже медик, живет неподалеку в своем доме – надо съездить, помочь. Или подруга попросит зайти.
А еще масса разных мероприятий – и тоже всё хочется!
В библиотеке им. Д. Н. Мамина-Сибиряка всегда много мероприятий, – рассказывает Александра Гавриловна. – В нашем обществе слепых – тоже встречи. И садоводческие выставки городские – тоже участвую в них. Сад продала, а вот огородик при доме держу, есть чем похвастаться осенью. Один раз позвали поучаствовать в такой выставке, а у меня ничего не наросло интересного. Подумала – да и напекла вятских пирожков целое блюдо. Украсила красиво, в осенней тематике, принесла – и пирожки враз разошлись! Даже приз за них вручили и с тех пор просят на каждую выставку обязательно мои вятские пирожки, понравились.
А еще я читаю много. Книги, журналы, – на столе у Александры Гавриловны действительно лежат книги. И лупа с подсветкой. – Недавно статью прочитала, поделилась информацией с подругой – и ей удалось получить ежемесячную доплату к пенсии, представляете!
Дело в том, что в 2006 году отменили медаль ветерана труда. Я успела получить, а с нею и автоматическую доплату к пенсии, а вот подруга моя – нет. И тут я читаю, что, оказывается, если у тебя есть награды «Победитель соцсоревнования», можно претендовать на выплаты как ветеран! Звоню подруге. Та говорит, что есть у нее такие награды. Сделала, как я ей посоветовала – и все вышло, сейчас получает пенсию побольше.
Вот такие наши ветераны – люди неравнодушные, активные, неутомимые. И очень мудрые, прожившие, как порой кажется, несколько судеб. Глядя на них – энергичных и моложавых – хочется верить, что в каждом возрасте есть своя, неповторимая прелесть.

Евгений Куйвашев, губернатор Свердловской области
«Приоритеты людей старшего поколения постепенно смещаются в сторону активного долголетия. Мы должны ориентироваться на комплексное обеспечение качества жизни пожилых людей, включающее и заботу о здоровье, и культурные, духовные, образовательные потребности наших пенсионеров».

Надежда Левагина

Фото из семейного архива

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: